Послать другу | Распечатать
Политика
13.04.2007

Готова ли Россия отказаться от своего влияния в СНГ?

Готова ли Россия отказаться от своего влияния в СНГ?

Кто виноват и что делатьАшот Джазоян, генеральный директор "Евразия Медиа-Центра"

Предвыборный год - время подведения итогов - важен не только для россиян, но и всего постсоветского пространства.

Если сравнить политику на пространстве СНГ в ельцинский и путинский периоды, то контраст будет разительным. Первый президент России много общался с соседями-коллегами лично, часто подписывал с ними самые разные договоры, практически всегда с уступками, больно затрагивающими интересы России. Во всем его поведении виделось стремление понравиться. Укрепление СНГ было при нем официально провозглашено приоритетом внешней политики, хотя на деле оказалось профанацией.

Подход второго президента к той же проблеме оказался, напротив, прагматичным, чтобы не сказать изоляционистским. На официальном уровне соседям было заявлено, что Россия дружить хочет со всеми, но будет лишь с теми, кто станет этого добиваться; что дотировать режимы соседей ради внешних признаков лояльности к России не станет и в торговле с ними перейдет на мировые цены.

То есть Путин всеми своими действиями демонстрировал почти ту же позицию, что и непримиримые к России лидеры ближнего зарубежья: СНГ - форма "цивилизованного развода", и благодаря ему внешняя политика государства обрела четкую позицию. Однако за появлением позиции неизбежно следует ее корректировка.

Итак, готова ли Россия и дальше идти по пути замыкания в своих границах, отказа от влияния на постсоветском пространстве? Очевидно, что нет. Но фактически она это влияние теряет по причине "однобокости" своего курса. Все восемь лет инструментом российской политики в ближнем зарубежье были огромные энергоресурсы. Бесспорно, каждый использует свои преимущества, и совершенно очевидно, что Россия, при Путине накопившая ресурсы для экономического прорыва, просто должна будет осуществить этот прорыв. А это с необходимостью предполагает не только диверсикация экспорта энергоресурсов, но и наращивание иных статей. Слава богу, есть у нас еще чем удивить мир. Даже после разрухи 90-х Россия осталась крупнейшим разработчиком новых идей, технологий, а ее культурное наследие едва тронуто порчей. Именно культура, в отличие от нефти и газа, возобновляемый ресурс, ведь в ее основе нетленный русский язык - язык общения бывшего СССР.

Официально государство берет на себя миссию поддержки русскоговорящей диаспоры в соседних странах. Это немало, но, на мой взгляд, такой подход таит в себе принципиальную ошибку. Ведь подобной политикой Россия изначально делит все население ближнего зарубежья на своих и чужих, забывая, что пока еще русскоязычными остаются все триста миллионов бывших советских граждан и их потомков.

Увы, владея языком Пушкина, они ежедневно читают и слышат на нем много такого, что, мягко говоря, не вызывает их симпатий к России. Вот о чем в первую очередь следует задуматься. Например, многим россиянам льстят острые высказывания дирижеров общественного мнения типа Жириновского и Рогозина, в руках которых дирижерская палочка давно превратилась в биту. Нет-нет, да и воскликнем: "Эх, здорово он их приложил!" Но вспомним, как мы реагируем на весьма похожие по смыслу высказывания о России лорда Джадда, экс-президента Валенсы или профессора Збигнева Бжезинского. Как, слыша их, воспринимаем мы США и ЕС? Как врагов, агрессоров, просто хамов, наконец. А ведь, отдадим им должное, указанные деятели обычно не позволяют себе употреблять само слово "русские", они критикуют лишь государство, форму правления или политическую партию, но не народ. У наших же постоянно в ходу такие слова, как "хохлы" или "прибалты" с "кавказцами" (что особенно унизительно, поскольку означает "да все они на одно лицо"). Важно, однако, не только это. Смотря российское ТВ, слушая радио и читая газеты, иностранная аудитория с грустью замечает, что сама она - ее жизнь, ее круг интересов, ее житейские радости и сами ее национальные особенности российскую журналистику не интересуют. Если для журналиста ты - объект, а не субъект, это хуже чем унизительно. Это просто неинтересно. Добавим к этому еще и непрерывное сокращение объемов информации из ближайшего зарубежья. И кто захочет там пользоваться подобной продукцией?

Впрочем, наши СМИ, похоже, не хотят не только покупать, но и продавать. Это я говорю уже о самих российских медиамагнатах. За редкими исключениями не видно здоровой агрессии в продвижении своей продукции за рубежом. Так - сплошные стенания по поводу дискриминации со стороны местных властей.

Если нет подобной активности, у наших соседей отпадает и еще один важнейший мотив учить русский язык - карьерный. В самом деле, в советское время, не владея им на достаточно высоком уровне, человек рисковал до конца жизни прозябать на своей "малой родине", а владея - мог дойти не только до столиц, но и на международный уровень выйти. Без сомнения, Егише Чаренц, Чингиз Айтматов, Нодар Думбадзе или Эдуардас Межелайтис - большие писатели. Однако мир признал это лишь после выхода их книг в русском переводе.

Но оставим классику в покое. Что дает "великий и могучий" рядовому студенту того же журфака Ереванского государственного университета? Какие двери откроет молодому человеку знание русского языка? Ну, сможет он, конечно, прочитать русскую классику в оригинале - приятно, но, уж извините за суровую прозу, классику на хлеб не намажешь. Вот и занимает с каждым днем привычную нишу пушкинского языка язык шекспировский. С ним, по всеобщему мнению, нигде не пропадешь.

Какие же из всего сказанного можно делать выводы? На мой взгляд, они очевидны.

Во-первых, российской элите - в первую очередь той ее части, что определяет политику СМИ, - необходимо следить за своим языком и научиться проявлять больше такта по отношению к соседям. Сильный словами не сорит и лишних эмоций себе не позволяет.

Во-вторых, необходима стратегия расширения единого русскоязычного пространства, в которой работа с диаспорой и правозащитная деятельность будут важными элементами, но не менее значимыми станут инвестиционная, кадровая, образовательная политики.

В-третьих, учитывая особенности России, под которыми мы понимаем роль государства как главного инициатора любых начинаний общенационального масштаба, Кремль должен взять на себя ответственность и за первое, и за второе и приступить к созданию дружественных сетевых структур.

Дружба народов - не пустой лозунг, но одними лишь энергоресурсами ее не скрепить. Кто-то может тешить себя иллюзией, что мы играем на нефтегазовой трубе, как заправские джазмены, однако Россия хотя и виртуозно, но вытягивает на ней одну-единственную ноту. Пора заново учиться основам хорового пения.

Как-то в годы учебы в Ереванском государственном университете пригласили на прослушивание студенческого хора ректора, поскольку хор в силу нового набора перестал слушаться дирижера.

Ректор впервые в жизни прослушал армянское многоголосье и обратился к хормейстеру:

- И кто тут не слушает тебя?

- Да все новенькие вовремя не приходят на спевки.

Ректор грозно подошел к притихшим хористам и каждому задавал один и тот же вопрос: "Место учебы (факультет, курс)?"

Опросив первый ряд, довольный вернулся к дирижеру.

- Конечно, тебя не будут слушать! Как у тебя первая шеренга выстроена?

Первый с края - химфак; рядом - биолог, а третий и четвертый вообще гуманитарии. Какая спевка при таком построении? Строй ряды пофакультетно, тогда будет порядок.

Дирижер оторопел:

- Мкртыч Гегамович, у хора другая структура: он строится по голосам!

Тут задумался ректор:

- Выходит, что ты каждый день с новыми голосами создаешь многоголосье и каждый раз песня звучит по-новому?

- Конечно.

- А у меня изменения раз в пять лет, и то тяжело. Слушай, получается, что твоя работа посложнее моей будет, а я думал: взмахнул палочкой - и понеслось.

Источник: Московские новости

 

теги:

Комментарии (0)

 

Наверх