Послать другу | Распечатать
Политика
15.04.2007

Молдавия интегрируется с Европой, а не с Румынией

Молдавия интегрируется с Европой, а не с Румынией

Россия не выполнила решение международных структур в полном объеме Министр иностранных дел Республики Молдова Андрей Стратан в интервью «НГ» назвал проблему непризнанной Приднестровской республики единственным клином в отношениях с Россией.

– Господин министр, на днях исполнилось 15 лет установления дипломатических отношений между Россией и Молдавией. Вы встречались с вашим коллегой – министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым. Какие вопросы вы затронули в ходе беседы?

– Обсуждали двусторонние отношения между Молдавией и Россией, наше сотрудничество в различных международных организациях и, конечно, говорили о приднестровском урегулировании и территориальной реинтеграции страны. Вопросы политического и торгово-экономического сотрудничества между нашими странами, а также те, что относятся к экспорту винодельческой продукции. Недавно представители Роспотребнадзора были в Молдавии, инспектировали наши винодельческие предприятия, и мы надеемся, что в ближайшее время будут приняты положительные решения о возобновлении поставок молдавского вина на российский рынок.

– Но ведь еще в ноябре 2006 года Владимир Путин во время встречи с президентом Республики Молдова Владимиром Ворониным заявил о том, что «мы договорились о возобновлении поставок мяса и вина из Молдавии в Россию». Какие препятствия в решении этого вопроса остались?

– Что касается поставок молдавской сельскохозяйственной продукции, то ограничения сняты. По животноводческой продукции мы дошли до разрешения этой проблемы, установлены соответствующие параметры по возможностям ее экспорта в Россию. Вопрос о возобновлении экспорта молдавского вина находится еще в стадии рассмотрения, и окончательного решения до сегодняшнего дня еще нет.

– Вы упомянули, что обсуждали со своим российским коллегой вопрос реинтеграции Молдавии. Нельзя ли чуть подробнее об этом?

– Проблема территориальной реинтеграции страны обсуждается уже не первый год. И сегодня есть определенная уверенность в том, что мы приблизились к ее окончательному решению. Об этом свидетельствуют и те процессы, которые начали происходить после встречи наших президентов Владимира Воронина и Владимира Путина. Эта проблема обсуждается и в формате «5+2» (Молдавия, Приднестровье, Россия, Украина, ОБСЕ, наблюдатели от ЕС и США. – «НГ»), и отмечу, что сегодня наметилась реальная возможность урегулирования приднестровской проблемы.

– Хотелось бы подробней узнать, что внушает вам оптимизм в этом вопросе, ведь уже год как переговорный процесс находится в замороженном состоянии, а лидеры Приднестровья выдвинули условием своего возвращения за стол переговоров подписание Молдавией Транзитного протокола. Вас устраивают такие условия или есть собственные?

– Я бы не согласился с тем, что переговорный процесс заморозился. Просто он проходил на уровне экспертов. Что касается экономических субъектов Приднестровского региона, то с 2006 года Молдавия имеет режим преференциальной торговли с Европейским союзом, и те предприятия Приднестровья, которые соблюдают законодательство Молдавии, имеют полную возможность осуществлять внешнеторговые операции. На прошлой неделе наше правительство приняло решение, согласно которому около 200 временно зарегистрированным предприятиям Приднестровского региона были даны те же права и возможности в осуществлении торговых операций, что и постоянно зарегистрированным предприятиям этого региона.

– И все же я бы хотел возвратиться к теме Транзитного протокола. Приднестровская сторона поставила такое условие: возвращаемся за стол переговоров, если будет подписан этот протокол. Что отвечает на это молдавское руководство?

– Я думаю, что Приднестровская сторона не должна ставить такое условие, а должна возобновить свое участие в переговорном процессе в формате «5+2» и приступить к обсуждению тех проблем, которые накопились за это время.

– Молдавская сторона настаивает на инспекции предприятий ВПК Приднестровья. Не очень понятно, это одно из условий возобновления переговоров с молдавской стороны или просто одно из ее предложений?

– Вопрос инспектирования предприятий Приднестровского региона поднимался и ранее. Это не условие, а необходимость.

– Одним из предложений России к урегулированию Приднестровской проблемы является предоставление этому региону автономии. Одно время президент Воронин заявлял о своем согласии с этим предложением. Какова сегодня официальная позиция вашей страны в этом вопросе?

– Представители Молдавии, которые встречались со своими коллегами в Москве, эти вопросы обсуждали. Они находят свое отражение в тех переговорах и дискуссиях, которые ведутся по этой проблеме с представителями и Российской Федерации, и другими участниками переговорного процесса в формате «5+2».

– Как вы оцениваете сегодня состояние российско-молдавских отношений?

– В рамках встречи руководителей внешнеполитических ведомств Молдавии и России обсуждался целый комплекс двусторонних вопросов. Мы отметили высокий уровень нашего сотрудничества. И самое главное, что мы еще раз для себя установили, – наличие желания продолжать диалог в решении тех проблем, которые до сих пор существуют в двусторонних отношениях. Основным вопросом, клином в отношениях Молдавии и России является, конечно, приднестровское урегулирование. Других проблем ни я, ни мой коллега Сергей Лавров не отмечали.

– Недавно румынский президент Траян Бэсеску говорил, что в дипломатические учреждения его страны от молдавских граждан поступило 800 тысяч ходатайств о получении румынского гражданства, а до конца года их количество может составить 1,5 миллиона. Вы после этого заявили, что открытие двух новых румынских консульств в городах Бельцы и Кагул откладывается на неопределенный срок. При том, что до этого президенты Румынии и Молдавии согласовали их открытие, посчитав, что румынское посольство в Кишиневе перегружено. Означает ли это изменение курса Молдавии на интеграцию с Румынией?

– Во-первых, политического курса на интеграцию с Румынией, насколько я знаю, не было. А то, что внешнеполитический курс Молдавии направлен на европейскую интеграцию, – это разные вещи. Поэтому нет необходимости интерпретировать наше желание интегрироваться в европейские структуры как стремление интегрироваться с Румынией. Что касается цифр, которые вы назвали, то было бы правильнее узнать расшифровку этих данных у наших коллег из Бухареста. Мы будем продолжать политический диалог и с Румынией, и с Евросоюзом, в том числе и в плане рассмотрения вопроса, связанного со спекуляциями вокруг желания молдавских граждан получать румынское гражданство.

Хотел бы также отметить, что власти Молдавии и дальше будут настаивать на том, чтобы Молдавия и Румыния подписали основной политический договор, а также договор о государственной границе между нашими странами. К сожалению, до сего дня мы не получили внятного официального ответа, почему Румыния отказывается подписать эти два политических документа. В том числе и после своего вступления в НАТО и ЕС.

– Я знаю, что у Молдавии есть определенные претензии и к позиции России по приднестровской проблеме? Не могли бы уточнить, в чем они состоят?

– Я бы не считал правильным употребить слово «претензии». Есть решения международных структур, которые Россия, к сожалению, до сегодняшнего дня еще не выполнила в полном объеме. Это Стамбульские решения 1999 года, это обязательства, взятые Российской Федерацией не только перед Молдавией, но и перед странами, участвующими в этом процессе. И мы надеемся и верим в то, что с территории Молдавии будут выведены военнослужащие и вывезены боеприпасы, будут ликвидированы те военные склады, на которых сейчас хранится такое большое количество оружия, которое представляет большую опасность как для Молдавии, так и для региона в целом. К сожалению, процесс вывоза этих боеприпасов был приостановлен три года назад.

– Чем аргументирует свою позицию российская сторона?

– Аргументов много, но думаю, что необходимость выполнения обязательств, зафиксированных в данных документах, является обязательной.

– Хотел остановиться также на некоторых дипломатических проблемах между нашими странами. В частности, до сих пор не аккредитован советник-посланник российского посольства в Кишиневе Олег Астахов.

– Мы обсуждали эту проблему в рамках прошедшей встречи с руководством российского МИДа. Мы представили свою позицию, выслушали позицию МИД РФ. Господин Астахов аккредитован не будет.

В то же время хочу подчеркнуть, что это никоим образом не отразится на дальнейшем развитии молдавско-российских отношений. Конечно, каждая страна имеет свои интересы. Но мы исходим из того, что теплые и дружеские отношения между гражданами Молдавии и России неизменны, а ведь люди являются самым ценным капиталом наших стран. Прекрасные отношения на уровне наших граждан – аксиома, которая не нуждается в каких-либо подтверждениях и которая отражается на всем спектре молдавско-российских отношений.

Источник: Независимая газета

теги:

Комментарии (0)

 

Наверх