Послать другу | Распечатать
Политика
13.06.2007

Почему мы должны быть непреклонны с Москвой

Джон Маккейн

Президент Владимир Путин пригрозил европейским столицам ядерным оружием и тем, что воспользуется своим правом вето, чтобы не допустить принятия резолюции ООН о Косово – венец 15 лет работы мирового сообщества по созданию прочной основы мира на Балканах. Этот шаг президента России – едва ли не самый прямой вызов в адрес евроатлантической безопасности, какой с момента окончания холодной войны не бросала ни одна страна мира. Кроме того, Россия грозит выйти из пактов, ограничивающих развертывание обычных сил в Европе. Москва также отказывается выдать агента российских спецслужб, которого британский суд обвиняет в убийстве в Лондоне политического оппонента Кремля.За последние четыре года при загадочных обстоятельствах были убиты многие независимые российские журналисты, в их числе Анна Политковская. Сейчас государство владеет практически всеми вещательными СМИ в России. Политический протест подавляется. Российское правительство провело самый крупный с 30-х годов прошлого века захват частной собственности и иностранных инвестиций. Правительство обвиняют в развязывании кибервойны против Эстонии. Против своих менее крупных соседей Россия использует энергию как оружие. Господин Путин призвал к созданию нового мирового порядка, который бы повысил статус таких авторитарных государств, как Россия, Китай и Иран, в ущерб западным демократиям.Недавно господин Путин подвел итог этим сомнительным достижениям, назвав себя величайшим демократом мира после Махатмы Ганди. Эта смесь цинизма и наполеоновских иллюзий представляет угрозу для евроатлантического сообщества. В Москве заправляет абсолютно авторитарный режим, где верховодят секретные службы, враждебные к западным либеральным ценностям и гребущие деньги от нефти и газа. Учтя это, Запад должен разработать новый подход в отношениях с реваншистской Россией, основывающийся на нашей общей силе либеральных демократических государств.Мы, представители Запада, несомненно, должны сотрудничать с Москвой там, где это возможно. Но очень многие считают, что наше сотрудничество можно отделить от самой природы российского режима и его действий против своих граждан. Но отделить сущность внешней политики России от нападок на основные свободы в этой стране невозможно: у них один источник.Угрозы господина Путина нацелить ядерные боеголовки на города Европы отражают пугающее пренебрежение человеческой безопасностью, характерное для отношения российского правительства к своему народу. Вмешательство Москвы в украинскую политику и поддержка вооруженных сепаратистов в Грузии и Молдавии подрывает правительства, свободно избранные гражданами этих государств.Влияние российских спецслужб внутри страны отражается в российской внешней политике: американские и британские власти подтверждают, что число российских разведчиков в их столицах достигло уровня времен холодной войны. Противодействие России международным усилиям по разрешению иранского ядерного кризиса и прекращению геноцида в Дарфуре поощряет авторитарных лидеров в Тегеране и Хартуме к дерзости, которая сравнима с беззаконием, чинимым Россией у себя и за рубежом.Для ответа на вызов, брошенный российским реваншизмом, либеральные страны мира могли бы создать Лигу демократических государств, чтобы в ее рамках решать такие проблемы, как Иран или Дарфур, без угрозы вето со стороны авторитарных режимов, мешающих эффективным действиям по защите либеральных ценностей. Лидеры Запада могли бы договориться и о возвращении G8 к ее истокам, когда это был клуб ведущих рыночных демократий, к числу которых Россия не относится.Вместо того чтобы терпеть ядерный шантаж и кибератаки России, Запад мог бы ясно заявить о нерушимом единстве членов НАТО и о том, что двери альянса остаются открытыми для всех демократических стран, приверженных делу защиты свободы, невзирая на громы и молнии со стороны Москвы.Европа и США могли бы также поддержать смелое предложение канцлера Германии Ангелы Меркель создать трансатлантический рынок и пригласить в него Россию, когда она будет отвечать всем требованиям норм права и экономической свободы. ЕС мог бы разработать общую энергетическую политику для регулирования нефтегазового импорта из России и обеспечить энергетическую безопасность стран, зависящих от этого импорта. Мы все должны активизировать наши программы поддержки основных свобод и норм права в России, а не сокращать их, как сейчас предлагают в США. Мы должны расширить программы стипендий для иностранных студентов и программы обмена в целях укрепления связей с новым поколением российских лидеров.В 1947 году Джордж Кеннан в своем знаменитом эссе писал, что поведение России на международной арене является продуктом российской политической системы, но непреклонная позиция Запада в ответ на советскую агрессию со временем приведет к смягчению породившего ее режима.Сегодня Россия не тот враг, каким она была тогда, отчасти благодаря своему решению положить конец холодной войне и примириться с Западом. А сейчас все говорит о том, что она идет своим путем. Решительный и единый ответ мировых демократических держав на агрессивное поведение России за рубежом мог бы смягчить воинствующие элементы в политической системе Москвы. Это показало бы российским лидерам путь к демократическому сотрудничеству, которое откроет новую главу в истории России вместо того, чтобы открывать старую.Джон Маккейн – сенатор от штата Аризона, один из кандидатов на пост президента США от республиканцев на выборах 2008 года.Источник: Коммерсант

теги:

Комментарии (0)

 

Наверх