Послать другу | Распечатать
Политика
15.07.2008

Андрей Попов: Консенсус между Бухарестом и Кишиневом возможен не раньше весны 2009 года

Андрей Попов: Консенсус между Бухарестом и Кишиневом возможен не раньше весны 2009 года
Двусторонние отношения между двумя соседними с Украиной государствами – Республикой Молдова и Румынией – уже довольно продолжительный период пребывают в очень непростой и напряженной фазе.

Официальный Бухарест с одной стороны, не ставя под сомнение независимость Молдовы, всячески избегает подписания с ней основополагающих документов о дружбе, сотрудничестве и общей границе. Кишинев же имеет свои подозрения на этот счет, опасаясь деклараций ультраправых румынских политиков по отношению к Молдове о возможности «воссоединения двух румынских государств».

До недавнего времени ком недоверия нарастал вплоть до ультимативных заявлений, политики по обе стороны кордона все чаще не могли найти общего языка, что только усложнило политическую ситуацию в регионе и усилило внимание со стороны европейского сообщества. Между тем, недавний визит министра иностранных дел Румынии Лазэра Комэнеску в Кишинев, по всей видимости, вселил надежды на лучшие перспективы. Подробнее об этом в интервью «Главреду» рассказал молдавский эксперт, исполнительный директор Ассоциации внешней политики Молдовы Андрей Попов.

Как бы вы сейчас охарактеризовали отношения между Румынией и Молдовой?

На протяжении последних 7 лет двусторонние отношения между Румынией и Молдовой находились в состоянии практически непрекращающегося кризиса. Сразу же после прихода в 2001-м к власти, партия коммунистов (ПКРМ) стала очень болезненно и жестко отвечать на риторику Бухареста, что Молдова является «вторым румынским государством». В адрес румынской стороны звучали обвинения о ее вмешательстве во внутренние дела Молдовы, что она ведет себя как «старший брат» и мешает формированию молдавской политической нации. Вопрос подписания базового договора о дружбе и сотрудничестве и договора о границе был превращен Кишиневом в краеугольный камень отношений с Румынией, в своего рода тест на отсутствие у Бухареста реваншистских планов по пересмотру существующих границ. Румыния же продолжала делать акцент на идентинарно-лингвистических аспектах, отказываясь подписывать документы, которые не отражали бы привилегированного братского характера отношений. Это, в свою очередь, вызвало еще большее раздражение молдавского руководства и усилило подозрения в том, что Бухарест не отказался от идеи Великой Румынии. В выборе слов молдавские лидеры себя не стесняли. В публичных декларациях и с самых высоких международных трибун они не раз обвиняли соседнюю страну в том, что та проводит агрессивную и даже империалистическую политику по отношению к Молдове и является чуть ли не главным фактором дестабилизации страны.

Определенная оттепель в двусторонних отношениях произошла в 2005 году, после прихода к власти президента Траяна Бэсеску. Но длилась она недолго. В июле 2006-го, после того как тот же Бэсеску заявил, что разочарован отказом президента Владимира Воронина принять щедрое (и абсолютно нереальное) предложение Румынии о совместном вступлении в ЕС, отношения снова ухудшились. К старым темам прибавились новые – обвинения в адрес Бухареста в повальной выдаче румынских паспортов, отказ от открытия новых румынских консульств в РМ и трех новых епископатов альтернативной Метрополии Бессарабии.

Какое отражение это нашло во внешнеполитической риторике официальных Бухареста и Кишинева?  

Кульминацией и, видимо, самой низшей точкой молдо-румынского диалога явился декабрь прошлого года. Тогда из РМ были выдворены два румынских дипломата, а президент Воронин направил главам европейских государств письмо с обвинениями в адрес Румынии, что она является главным препятствием на пути решения приднестровской проблемы и становлению демократии в РМ. Вскоре после этого события (в конце декабря) тогдашний министр иностранных дел Румынии Адриан Чорояну посетил Кишинев с неофициальным визитом, чтобы открыть новые румынские консульства, но вместо этого не смог даже встретиться ни с одним официальным лицом. Более того, в ноте МИД РМ накануне его поездки в Молдову было указано, что данный визит носит провокационный характер и является крайне нежелательным и деструктивным.

На фоне этого «исторического багажа» нынешний визит уже нового министра иностранных дел Румынии Лазэра Комэнеску и тот факт, что он встречался с президентом и всем высшим руководством Молдовы, являются сигналом к нормализации двусторонних контактов, по крайней мере, в каких-то определенных аспектах.

Какие вопросы были актуальными во время встречи в Кишиневе? Удалось ли во время переговоров сдвинуть ситуацию с «мертвой точки»?

Естественно, в ходе диалога и общения главы МИД Румынии с руководством Молдовы был обговорен весь спектр существующих проблемных вопросов в двусторонних отношениях. При этом не похоже, что стороны сблизились в вопросе главного «камня преткновения» - незаключенного базового договора о дружбе и сотрудничестве. Для Кишинева этот документ видится, в первую очередь, как политико-юридическое подтверждение, что Румыния соглашается исходить из постоянного (а не временного, промежуточного) характера молдавской государственности.

Какова же  позиция румынской стороны в этом вопросе?

В Бухаресте говорят, что в ХХI веке, тем более для страны, вступившей в Евросоюз, уже нет смысла подписывать какие-то «сухие» декларативные документы. Вместо этого Бухарест ратует за содержательный политический документ, который бы, во-первых, говорил о механизмах взаимодействия в поддержке европейских устремлений Молдовы, а во-вторых, не забывал о культурной и исторической общности двух государств, в которых проживает один и тот же народ – румынский, разделенный рекой Прут.

Однако до сих пор стороны не имеют общего видения, и пока нет никаких сигналов, что они приближаются к компромиссу, несмотря на появляющиеся «обтекаемые» декларации политиков.

Вместе с тем, в свете приближающихся выборов в парламент Румынии в конце этого года и в парламент Молдовы в марте 2009 года сложно даже теоретически допустить, что обе стороны могут пойти на какие-то серьезные уступки. Тем более, это актуально для Бухареста, где как мне кажется, подчеркну, руководство Румынии не делает ставки на нынешнее руководство РМ, а было бы очень не против, чтобы оно сменилось в марте 2009 года на другое, более лояльное по отношении к Румынии и идее одной румынской нации. Естественно, это в открытую не говорится, но по косвенным признакам можно сделать вывод, что Бухарест не хотел бы давать дополнительные козыри ПКРМ  в период предвыборной кампании.

Почему Румыния и Молдова до сих пор не могут подписать договор о границе?

Кишинев видит в этом документе преимущественно политический характер, в котором Румыния впервые юридически признала бы существование молдо-румынской границы по Пруту. Бухарест же говорит, что подобное соглашение – это тавтология, так как Молдова является преемницей Советского Союза, с которым Румыния с 1961 года имела подобный договор о границе. Но у Кишинева есть определенные подозрения и недоверия по отношению к Бухаресту, поэтому нынешняя молдавская власть хочет еще раз получить от румын подтверждение, что они признают границу по Пруту. Переговоры по содержательной части документа продвинулись довольно далеко. Между тем, стороны пока еще не пришли к общему знаменателю по нескольким символическим положениям им названию. Бухарест предлагает, чтобы в названии договора шла речь не о государственной границе, а о режиме пересечения границы. То есть, с политического аспекта перевести документ в технический - на уровень взаимодействия приграничных служб, совместного использование бассейна реки Прут и т.д.

Если говорить о перспективах подписания документа, они не настолько пессимистичны, как с базовым договором. Но, я думаю, что в преддверии румынских выборов и на фоне негативного отношения к президенту Воронину со стороны румынского политического истеблишмента, Бухаресту рискованно сейчас идти на какие-то компромиссы в этом вопросе.  

Выходит, по ключевым проблемам молдо-румынского диалога позитивных изменений ждать пока не стоит, а что же в остальных вопросах?

Прогресс можно ожидать, но прежде всего в вопросах технического взаимодействия - в контексте улучшения условий оформления консульских документов. На встрече в Кишиневе уже прозвучала декларация, что с 11 июля граждане Молдовы, имеющие шенгенские визы, а так же право на жительство в странах Шенген, могут пересекать Румынию без транзитной визы. Эта новость стала главной содержательной частью визита Комэнеску в РМ. Однако это соглашение было достигнуто не в ходе переговоров между Бухарестом и Кишиневом, а в рамках диалога Бухареста и ЕС. Просто в условиях отсутствия другого прогресса румынские власти приурочили объявление этого решения к визиту главы румынского МИД в Кишинев.

Вторая тема – договор о ближнем приграничном движении (30-50 км приграничной зоне). До сих пор Молдова отказывается даже начинать переговоры с Бухарестом по поводу этого документа, который явился бы хорошим подспорьем для молдавских граждан. Кишинев жестко обуславливает переговоры по документу о приграничном трафике с одновременным подписанием соглашения о границе. Этот ход - чисто политический, причем с электоральной точки зрения - не совсем выигрышный для нынешних властей.

Третий пункт, где возможны подвижки, но опять-таки, в техническом аспекте, относится к давнему предложению Румынии открыть два консульских пункта на юге Молдовы (в Кагуле) и на севере (в Бельцах). Ведь до сих пор в Молдове действует только одно румынское консульство, которое ежедневно выдает около 600 виз, не справляясь с потоком желающих. В январе 2007 года (когда Румыния стала членом ЕС) Кишинев дал свое согласие на открытие этих двух пунктов, однако потом отозвал его, сделав вывод, что так Бухарест существенно облегчит процесс выдачи румынских паспортов гражданам РМ. Сейчас стороны пытаются продвинуться в этом вопросе.

Читая между строк, можно сказать, что какие-то обнадеживающие сигналы в результате переговоров Кишинева и Бухареста наблюдаются, и возможно по перечисленным трем вопросам будут компромиссные решения в ближайшие месяцы.

Вы говорили о предстоящих парламентских выборах в Румынии и Молдове. Можно ли сказать, что визит Лазэра Комэнеску в Кишинев в какой-то мере сыграет на руку обеим сторонам?

С точки зрения действующей власти в Молдове, нормализация отношений с Румынией могла бы принести определенные электоральные дивиденды, выбив у оппозиции достаточно сильные козыри. С точки зрения Румынии – это неравноценные темы. Если в Молдове вопрос отношений с Румынией – одна из центральных тем политических дебатов, которую можно конвертировать во внутреннюю политику, то в Румынии она, скорее, периферийная. Кроме того, на протяжении последних лет официальный Кишинев и президент Воронин приобрели негативный, почти демонический образ в румынской прессе и среди политиков. Поэтому, как не парадоксально, на нормализации отношений с нынешним Кишиневом румынские власти скорее могут не приобрести, а потерять свои предвыборные очки. Ну и конечно, задается резонный вопрос, «а не лучше ли подождать результатов молдавских выборов, авось к власти придут более гибкие политики…».

Все чаще в СМИ стран Евросоюза можно встретить публикации о проблемах молдо-румынского диалога. Почему эта тема стала такой актуальной в Европе?  

Похоже, в Бухаресте тоже приходят к пониманию, что такого рода напряженные отношения с Кишиневом, полные подозрительности и взаимных обвинений, нанесли урон и репутации Румынии внутри Евросоюза. Очевидно, что сегодня во многих европейских столицах существует определенного рода не до конца доверительное отношение к любым румынским инициативам по Молдове. Это парадоксальная ситуация, поскольку Румыния могла бы объективно играть роль очень важного адвоката и союзника РМ, фокусируя внимание европейских структур к Молдове и лоббируя признание за РМ более четких перспектив на интеграцию в ЕС.

Если быть оптимистом, каковы перспективы развития молдо-румынского диалога?

Положение можно исправить, нормализовав отношения между Кишиневом и Бухарестом и, ни в коем случае, не усугубляя их снова. Визит министра Комэнеску не решил и не мог решить главных проблем молдо-румынских отношений. Но, похоже, он показывает понимание обеими сторонами того, что следует отказаться от логики эскалации и начинать выстраивать мосты. Однако полномасштабного движения по ним не стоит ожидать до весны 2009 года.

Источник:  Главред

Ярослав Довгопол, для «Главреда»   

теги:

Комментарии (0)

 

Наверх